Для взрослых Стиль Семья Философия Красота и Здоровье
Лучшие статьи
Загрузка...
Загрузка...
загрузка...

Сказки о мачехе и падчерице

Жили-были муж и жена. Они жили очень счастливо. Родилась у них дочь. Дочь была еще маленькая, когда умерла ее мать. Отец думал о своем ребенке и не знал, как ему быть.

Через некоторое время он договорился с одной женщиной и женился на ней. А еще через некоторое время у них родилась дочь. Женщина стала кормить-растить двух дочек. Они подросли, и девушка-сиротка оказалась необыкновенной красавицей, а мачехина дочь — уродкой, роста же были они одного. Тот, кто посещал их, не обращал никакого внимания на младшую девушку, а любовался старшей, поражался ее красоте, ее доброму нраву.

Когда мачеха поняла это, она задумала изгнать сиротку из дому, боясь, что ее собственная дочь останется в перестарках. Стала она думать над тем, как избавиться от падчерицы, а настроения мужа своего она еще не знала. Мысли эти ее не покидали, и она решила:

— Ну, скажу своему мужу, и если он согласится погубить свою дочь, то буду жить с ним, а если не согласится — не буду.

Так она и заявила своему мужу:

— Или удали свою дочь из дому, или я не стану жить с тобой!

— Чем она тебе мешает? — сказал муж. — Она — сирота. Чем она тебе досаждает?

— Не люблю ее, — заявила та. — Кто ни приходит к нам, все любуются ею и подарки ей приносят, а на дочь мою никто и внимания не обращает. Удали ее, иначе я не хочу жить с тобой!

.

Из новой книги "Свадьба-развод и наоборот

* * *

Мама умерла, когда мне было почти двенадцать лет. Папа через три месяца вновь женился, и в дом вошла новая женщина, полностью завладевшая вниманием отца.

Вещи мамы: чашки, тарелки, любимые мамой, скатерть – в общем, все хозяйственное – стали ее вещами; в кухне, где постоянно возилась мама, теперь готовила чужая женщина – мачеха, да, именно мачеха, и это до глубины души задевало меня.

Я возненавидела ее с того момента, когда поняла, что отец любит ее и забыл маму. Возненавидела, когда она появилась в первый раз и еще не было сказано, что она будет женой отца.

Отцу было сорок, а ей 27. Красивую, интересную, деятельную, отец любил ее горячо, а мама наша была забыта, отошла куда-то далеко-далеко. Меня и шестилетнюю сестренку Зою отец очень любил, заботился о нас, делал подарки, гулял с нами; но сейчас заботы о нас полностью легли на мачеху. Если мы гуляли, то только с ней, подарки и новые вещи приобретала она; но это не радовало меня, а только еще более ожесточало.

Перед тем как мачехе появиться в доме, отец говорил со мной, как со взрослой. Объяснил, что ему, мужчине, невозможно работать и одновременно заниматься хозяйством, воспитывать нас; что тетя Наташа, – так звали мачеху, – хороший человек, полюбит нас и будет нам мамой. Много и долго говорил папа, а я озлобленно повторяла: “Нет, нет и нет, не нужна нам мачеха, я буду готовить, помогать тебе, смотреть за Зоей, ненавижу мачеху!”

Мачеха пришла в дом. Пришла тихо, осторожно, и мы стали жить вместе. Она ничего не переставляла в квартире, не меняла заведенных ранее порядков и не старалась командовать. Справедливости ради надо сказать, что заботилась она о нас, детях, хорошо, и, как это ни горько было сознавать, лучше, чем ушедшая мама. Мама была доброй, увлекающейся то книжкой, то подругой, любила внимание мужчин – и тогда домашняя работа откладывалась до лучших времен. Говорю – что было, то было.

Мачеха любила порядок, чистоту, каждая вещь имела свое место, в комнате не было ни пылинки; и это еще больше раздражало меня. На стенах по-прежнему висели мамины фотографии, портрет, написанный маслом художником, дружившим с папой, вышитые дорожки; в чашечке серванта по-прежнему лежали обручальное кольцо, янтарные бусы, брошки и другие мамины любимые украшения. Мачеха ничего не тронула, а свои брошки, кольца, ожерелья положила отдельно, не смешивая с мамиными. Дабы не травмировать нас, отказалась празднично отмечать свадьбу, но узнала я об этом от отца, будучи уже взрослой.

Мачеха попросила меня и Зою звать ее Наташей. Зоя быстро привыкла к ней, ласкалась, играла и вдруг стала звать мамой; а я ненавидела Наташу, и эта ненависть росла с каждым днем; я, как могла, отравляла ей жизнь. У себя в комнате, в головах кровати, повесила мачеха две маленькие бумажные иконки (потом узнала – Матери Божией Владимирской и Николая Чудотворца). Одну я разорвала и бросила на пол. Мачеха, ничего не говоря, подобрала, расправила, склеила и вновь повесила. Тогда я разорвала обе, в нашем доме не верили в Бога и никаких икон никогда не бывало. Мачеха опять склеила иконки и повесила на прежнее место. Тогда я, придя из школы, сорвала и сожгла их в кухне.

Дня три иконок не было, а потом появились другие на прежнем месте. Я срывала, рвала, жгла, но проходило два дня, и они опять появлялись. Месяца три продолжалась эта борьба, но потом мне надоело, мятые и склеенные, остались иконки на своих местах.

Но ведь сказка, скорее, предупреждает нас о том, что быть мачехой совсем не просто, а эгоистичному человеку это и вовсе не по плечу. Зато добрая, великодушная, заботливая женщина, способная заменить детям родную мать, может принести в семью счастье.

Почему же одни с честью выходят из трудного испытания, справляясь с ролью мачехи, а другие — нет? Как стать хорошей мачехой?

Трудные задачи встали перед мачехой. При живой матери завоевать доверие ребенка. Поднявшись над смутой собственных, самых разноречивых чувств, найти в себе душевные силы, чтобы полюбить чужого и, что там ни говори, обездоленного ребенка. Да не несмышленыша, а человека, в котором уже сформированы и характер, и привычки, подчас и неприятные, и плохие. В этой ситуации очень важна роль отца. Пассивная позиция отца приносит огромный вред. Самоустраняясь, он как бы дает понять малышу, что больше им не интересуется и во всем покорен «чужой тете» — своей жене. Ребенок чувствует себя покинутым, чуть ли не преданным родным человеком. Естественно, это не способствует возникновению у него теплых чувств к мачехе.

- Честно скажу, что искал не только жену, но и мать своему ребенку. От Марины этого не скрывал. Мне кажется, что раньше, когда мы еще не жили вместе, она больше времени и внимания уделяла Оксанке, лучше ко мне относилась. Сейчас я по поведению Марины чувствую: она жалеет о том, что вышла за меня замуж, пришла жить к нам.

Я понимаю, что все происходящее сегодня с дочерью имеет корни в прошлом, но Марина не должна думать: «Это не мое дело», «пусть родней отец разбирается». Может, она так и не думает, но на подобные догадки меня наводит демонстративная отдаленность от воспитания. Оксанка не маленькая, она видит, что Марина занимает позицию стороннего наблюдателя. А я не знаю, как без сопереживания ребенку, внимательного отношения, разумной строгости и ласки завоевать детскую душу или хотя бы часть ее!

Смотрит, бывало, за какое дело принимается мачеха, сейчас и сам берется за то же. Воды ли принести, дровец, каморку ли подмести, уж он скорее предлагает свои услуги. — Маменька, давай я сделаю.

А Марье любо, что ее маменькой пасынок называет. Перестала коситься, и словно не так постыл он ей стал, как в первое время. К году мальчик родился — Вася. Митюшка рад: принялся люльку качать, на руках носить, соски жевать из баранок, так все и потрафлял. Если случится, бывало, прикрикнет на него за что-нибудь мачеха, — он скорее прощенья просить. Привязалась Марья к пасынку, и не знала, которого из двоих больше любит, своего ли Васю-крикуна, или тихого, послушного пасынка Митюшку. Стала и по головке гладить (а ведь говорила — не буду). Бывало, возьмет Емельян на книжку кусок ситца на своей фабрике, а Марья и скажет:

— Что ж про Митюшку-то забыл, ему бы нанки лучше.

Татьяна Ткачук: А что делать, если ребенок вам поминутно говорит: «А моя мама делала это по-другому»? То есть вы живете, а вам поминутно напоминают о том, что было-то все по-другому. Вы, может, и хотели бы забыть об этом и считать, что это прошлое, а сейчас вы строите настоящее, но вам могут не дать такой возможности дети.

Лариса Руднева: Вы понимаете, это может произойти, если в сознании у ребенка есть действительно ощущение чего-то, чего ему не хватает. Он маму в помощь все время себе, так сказать, зовет. И у вас тоже есть образ того, что вы состязаетесь, вы лучшие или не лучшие. И тогда два этих образа действительно могут зацепиться друг за друга. А если вы упреждающе говорите: «Ты знаешь, а вот твоя мама действительно удивительно хорошо шила», но предлагаете что-то другое – здесь нет сравнения. Нельзя сравнить длинное и зеленое. Если это разные качества, то сравнение на этом заканчивается. Но на самом деле в этом вопросе я вижу еще один, так сказать, вопрос. По-видимому, ребенка что-то не удовлетворяет, если он постоянно, поминутно с вами воюет. Может быть, он действительно либо одинок, либо недополучает. Об этом надо думать, и здесь не грех обратиться к психологу. Потому что все-таки, когда ты находишься в своей семье, ты слишком любишь и слишком чувствуешь, а тебе нужен взгляд со стороны. И иногда семейный психотерапевт может выступить в качестве такого рефери, нейтрального лица, которое тебе может помочь увидеть новый взгляд. И, не меняя коренным образом ситуацию, ты можешь дать то, чего сам недодавал, или, может быть, это вопрос к себе - насколько ты принимаешь себя?

Татьяна Ткачук: Лариса, из всего, что вы говорите, я так поняла, что вы стоите на позиции такой, что не надо даже пытаться заменить ребенку родную мать. То есть этот образ должен занимать свое место в жизни ребенка.

Лариса Руднева: Да, это мое глубокое убеждение.

Татьяна Ткачук: А вот чисто такая вот форма обращения, стоит ли и правильно ли это – предложить ребенку, особенно если ребенок маленький, или попросить его об этом – называть себя «мамой»? С взрослыми детьми, конечно, понятно, что этот вопрос не стоит, но если ребенок совсем маленький? И к чему это может привести?

Лариса Руднева: Ну, собственно говоря, мне, конечно, немножко печально, что сегодня только я к своему опыту прибегаю, ведь у меня были и другие случаи из практики, но я считаю, что можно предложить ребенку – и это скорее всего сделает отец – выбрать форму, как обращаться. А возможны какие формы: имя-отчество, просто имя или действительно «мама». Что касается того, если приходит новый отец, отчим, то очень часто его называют по имени и на «Вы», и, таким образом, есть субординация, и есть достаточно простое обращение. Что касается меня, то в 6 лет… ей тогда было уже больше, нашей младшей дочери, ей было 8 лет, и она сама сказала мне: «А можно я тебя буду называть мамой? Я так давно никого не называла мамой». Конечно, это было очень большое доверие, и это было очень трогательно. И она меня называет мамой. И это очень мудро, это действительно как-то нам помогает, это как бы нас так сцементировало. Я боялась, как это будут воспринимать старшие, не будет ли для них это раздражающим фактором…

Татьяна Ткачук: И болезненным.

Лариса Руднева: … да, нивелирующим фактором роль матери, которую они хорошо помнят. В общем, наверное, без восторга, но они как-то привыкли. Но они меня называют по имени-отчеству. И, в общем, нас никого это не смущает. Но когда я кому-нибудь из них на работу звоню, я могу сказать: «Передайте, что звонила мама» - и чувствую, что им это скорее приятно.

Татьяна Ткачук: Спасибо, Лариса. Звонки примем.

Какие-то перекосы у нее во всем. С одной стороны, завалила девчонку новым тряпьем, с другой - до сих пор не отказалась от понятия "чужой ребенок". Мне свою непомерную щедрость объясняет тем, что хочет, чтобы Оксана чувствовала себя максимально благополучно и поняла наконец: с появлением мачехи она не проиграла, а только выиграла.

Статус мачехи – явление в наши дни настолько распространенное, что об этом не только пишутся книги, создаются клубы и открываются веб-сайты, но и издаются журналы. С 2009 года в США выходит журнал «Stepmom», на страницах которого помещаются истории знаменитых мачех - Кэтрин Зета-Джонс, Барбара Стрейзанд, Элизабет Херли и многие другие рассказали о своей карьере «мачехи».

И напоследок – рассказ французской журналистки, переехавшей много лет назад в Лозанну, Каролин Бодина. «Если бы я сегодня оказалась в подобной ситуации, то воспринимала бы вещи с юмором, но в 30 лет я была эгоисткой, слишком неопытной, и у меня еще не было собственных детей». Каролин – уже четырнадцать лет учится роли хорошей мачехи. На эту тему она написала и опубликовала в издательстве Fayard книгу «Мачеха». «Когда я повстречалась со своим будущим мужем, у него уже была десятилетняя дочка и четырнадцатилетний сын. В то время во всех реалити-шоу только и говорили, что о счастливых семьях, обретающих новую маму в лице мачехи!» Не обошлось без ревности, войны за территорию, взаимных обид… «Очень много зависит от отца семейства – ему предстоит создать место для своей новой избранницы. Отец очень часто испытывает вину за то, что развелся, пытается смягчить шероховатости. Когда у нас возникали конфликты, мой муж всегда был на стороне дочери и сына». Каролин сравнивает отца семейства с подвесным мостиком в джунглях: «Путешественники за него цепляются изо всех сил, и у каждого при этом кружится голова».


(голосов:0)
Похожие статьи:

В жизни людей большое значение имеют близкие неродственные отношения, отразившиеся и на терминологии. Следует помнить о внешней близости этих терминов к терминам кровного родства и не путать их.

До брака

С кровными родственниками все более или менее понятно: мать, отец, брат, сестра, дяди и тети, племянники, бабушки и дедушки. Это если не углубляться. А если попробовать разобраться, то можно подумать, что в роду все люди – братья!


А на самом деле — кто кому и кем? Таким вопросом задались мы, собравшись вместе на даче под шашлык, подняв один из тостов за недавно прошедший день семьи. Кто такой шурин, свояк, деверь, золовка?...

Родители – отец и мать по отношению к детям.

Бабушка – мать отца, или матери – жена деда.


Мне 17 лет, родители в разводе, живу с мамой. Ей уже много лет, в этом году будет 60.


Она пригласила домой астролога, или, как он себя называет, астропсихолога.


Дядька старенький, борода как у священника и он хороший друг моего покойного отца, поэтому я не мог не выслушать его, из вежливости.


Комментарии к статье Бывают ли добрые мачехи:
loading...
Загрузка...


2015-2016